Короткий век «вечного пера»: от патентного бума к массовому производству

#Технологии
АП
Ася Петухова

В чем не сомневаются историки технологий, так это в том, что первые патенты на стальные перья один за другим стали появляться на рубеже XVIII и XIX веков, а в начале XIX века в Англии они посыпались, как из рога изобилия. Также не вызывает сомнения то, что изготовление стальных перьев современного типа в промышленных масштабах началось в 1820-е годы в английском городе Бирмингеме, где к началу 1830-х годов после короткого этапа слияний и поглощений появилось примерно полдюжины крупных игроков нового рынка, а затем обозначились и лидеры рынка. Это были компании Джона Митчелла и Джеймса Перри, особенно последняя: очень скоро все стальные перья для письма в народе начали называть «перрианскими» (perryian) вне зависимости от производителя, причем не только в Англии, но и на континенте. 

В обеих компаниях было «центральное конструкторское бюро», правда, пока в лице одного изобретателя. У Митчелла это был Джозеф Гилло, у Перри — Джосайя Мейсон. Как показало время, именно их идеи и патенты лежали в главном русле «перостроения»XIX века, вот только первые коммерчески успешные перья компании Перри запатентовал на свое имя владелец компании Джон Перри. В дальнейшем Мейсон основал собственную компанию по производству перьев и довольно успешную, но в данном случае сработал принцип «хозяин – барин». У Гилло потом тоже образовалась собственная компания и тоже успешная, но все патенты с самого первого остались при нем. 

Реклама перрианских пишущих перьев

Про Гилло часто пишут, как о простом рабочем парне из Шеффилда, который приехал в Бирмингем и упорным трудом создал там одну из ведущих компаний по производству стальных перьев. В конце жизни его личное состояние оценивалось в 250 тыс. фунтов стерлингов, огромные по тем временам деньги. Плюс коллекция картин, которую он собирал всю жизнь, а наследники тут же продали за 170 тысяч фунтов. Все это так, Джозеф Гилло несомненно принадлежал к категории людей, которых называют self-made man. Но есть нюанс:  Джозеф Гилло женился на сестре Джона Митчелла. Так что все авторские права на его изобретения были прежде всего сугубо семейным делом. 

У Джозайи Мейсона была другая ситуация. Он тоже пытался самостоятельно наладить выпуск перьев собственной конструкции в Бирмингеме, но поначалу неудачно. В 1825 году в окне книжного магазина он увидел ручку с пером производства компании Джемса Перри, которая была создана в 1824 году и за год хорошо, как сказали бы сейчас, раскрутилась. Мейсон купил ручку, внимательно рассмотрел перо и сделал несколько перьев, которые, как он считал, были лучше перрианских, а главное, дешевле в производстве. Эти перья он отправил по почти Джемсу Перри с сопроводительным письмом, а спустя короткое время, придя в свою мастерскую, увидел там поджидавшего его мистера Перри.

Перо Мейсона с более широким плечом имело центральное отверстие, которое не только собирало дополнительное количество чернил из чернильницы, но, главное, повышало гибкость зубцов конца пера и прочность всей конструкции, препятствуя облому зубца при сильном нажатии пера на бумагу. Перри перенес центральное отверстие ближе к переднему концу пера, чем у Мейсона, и в 1830 запатентовал свое перо. В 1831 году патент на перо аналогичной конструкции получил Джозеф Гилло. 

Знаменитое изобретение Джозефа Гилло

К этому времени Перри накопил целую пачку патентов на свои перья, принципиально  не отличавшиеся друг от друга. Сейчас это называется «двойным патентованием», то есть признания нескольких исключительных прав на один и тот же результат интеллектуальной деятельности, и в разных станах сейчас это либо запрещено, либо вызовет серьезные юридические проблемы для обладателей «двойных патентов», но в те годы бирмингемским производителя канцелярских перьев многое было позволено.

Перья Джозайи Мейсона выводил на рынок компания Джемса Перри, и на первом этапе Мейсона это устраивало. Его собственная компания, по сути основной производитель «перрианских» перьев, довольно долго оставалась в тени, но его состояние  росло, и он тоже закончил свои дни весьма состоятельным человеком. А Перри как прирожденный торговец в 1830 году напечатал большим тиражом брошюру с гравюрами своих перьев, которая начиналась так: «Еще полгода назад общественность мало что слышала о ручках со стальными перьями. А сейчас мало какой другой предмет можно так часто увидеть в руках представителей всех классов нашего общества. Столь быструю метаморфозу можно четко проследить от первых объявлений о патентованных ручках Перри в различных периодических изданиях около шести месяцев назад до нынешнего всеобщего спроса, который возник на перрианские ручки во всех частях империи».

Таким образом, в силу описанных выше причин патентных войн, которые следовало ожидать при столь плотной концентрации компаний-производителей перьев в одном месте, не было. Подробно история рождения, юности и зрелости «вечного пера» описана в книге Генри Боура (Henry Bore) The story of the invention of steel pens 1890 года. Она доступна в интернете на английском языке, и, пожалуй, одна из самых объективных по данному вопросу, во всяком случае каждый тезис в ней подтверждается документами эпохи.

Спустя век, когда для пера с чернильницей наступили тяжелые времена, основные производители стальных перьев в 1830-60 годы — компании Перри, Митчелла, а чуть позже Гилло и Мейсона, конкурировавшие на рынке в «золотой век» перьевой ручки, слились под крышей British Pens Coю  Но это была уже агония «вечного пера».

В Германии и Франции промышленное производство стальных перьев для письма началось в 1840-е годы, то есть примерно на десять лет позже, чем в Англии. В нашей стране и того позже, хотя, разумеется, импортными перьями начали писать еще в николаевские времена, но массовым явлением это стало только в 1860- годы. А когда в 1832 году литератор Вадим Пассек подарил жене ручку с железным пером, об это говорил «весь Петербург». 

И ушла в небытие перьевая ручка с чернильницей у нас позже, чем на Западе. Только в конце 1960-х в стране появились доступные шариковые ручки. Но еще несколько лет после этого ученикам младших классов запрещалось пользоваться шариковыми ручками, чтобы не испортить почерк. Детям приходилось носить в школу чернильницы-непроливайки в специальном мешочке,  но неудобство окупалось с лихвой. Сложив из вырванного из тетради листа стабилизатор и прилепив к нему запасное перо для ручки пластилином или мякишем хлеба можно было сделать дротик, который при удачном броске даже с задней парты вонзался в линолеум классной доски.

Что же касается «вечного пера», то попытки снабдить его собственной чернильницей предпринимались с самого начала. В литературе упоминаются авторучки из драгоценных металлов периода античности и Средних веков, но насколько практичны были они, науке не известно. Еще чаще упоминается патент 1827 года на авторучку с гусиным пером румынского студента в Париже Петраша Поэнару. Но понятно, что появление пишущей без проблем ручки с вечным пером и вмонтированной в ее корпус чернильницей сдерживало отсутствие подходящих для этого материалов и технологий.

Удачную конструкцию авторучки запатентовал в Льюис Уотерман в США в 1884 году, но их массовое производство началось только в эру пластмасс. Постоянно совершенствовался резервуар для чернил, а само перо в авторучке было то же самое, даже более примитивное, образца конца XVIII — начала XIX века, потому что при постоянной подаче чернил насечки, центральное отверстие и прочие ухищрения для забора пером из чернильницы максимально возможного количества чернил, не требовались. Даже иридиевый шарик на конце пера — инновация 1830-х годов, когда химики научились получать этот недавно открытый им металл в чистом виде в достаточных количествах. 

Сейчас мы, похоже, стоим на пороге новой технологической революции в письме. Благодаря работам упоминавшегося в первой части Нобелевского лауреата Пьера Жиля де Жена и его коллег появились жидкокристаллические дисплеи, на которых можно писать стилусом. Проще говоря, мы вернулись на уровень древних шумеров с их глиняными табличками и стилусами, только теперь они цифровые. Ждем патентов на цифровую бересту, папирус, пергамент и бумагу. Может быть, действительно был прав Гегель,  когда говорил, что любое развитие идет по спирали. А может, просто по заколдованному кругу?

Заглавная картинка: Flickr

Читайте в нашем журнале: 

История Kodak: от гиганта фотоиндустрии до банкрота

Мод Адамс: звезда американского театра и изобретательница осветительных приборов

Швейной машинке Singer 170 лет: как Исаак Зингер создал один из главных бытовых приборов прошлых веков

Ася Петухова
Онлайн Патент
#Технологии
Спасибо! Мы перезвоним вам в ближайшее время!