Провокационные товарные знаки: где проходит грань допустимого

#Товарные знаки
АА
Александр Артамонов

Товарный знак, намекающий на ругательство или пошлость — возможно, не самый изысканный, но весьма эффективный маркетинговый ход. Закон запрещает товарные знаки, противоречащие морали — поэтому зарегистрировать матерное слово, грубую шутку или название наркотика не получится. Тем не менее, лазейки для вполне прозрачных намеков на эти темы все же находятся. 

Что запрещает закон и Роспатент

Одним из оснований для отказа в регистрации товарного знака статья ГК РФ 1483 называет «противоречие общественным интересам, принципам гуманности и морали». Эта формулировка звучит очень расплывчато — но подробные разъяснения можно найти во внутреннем регламенте Роспатента. 

Согласно этому документу, под моралью понимаются «моральные требования, выраженные наиболее обобщенно, например гуманизм, патриотизм, гражданственность». Таким образом, продолжают авторы регламента, нельзя регистрировать товарные знаки, которые противоречат правовым основам общественного порядка и/или могут вызвать возмущение. 

Регламент приводит два примера знаков, противоречащих морали. Первый — знак «В кругу семьи», который нельзя регистрировать на спиртное — ведь это возведет употребление алкоголя в ранг семейных ценностей. Второй — знак «Прохорово поле», который может оскорбить патриотические чувства граждан, вызвав ассоциации с эпизодом Курской битвы. 

Кроме того, «принципам гуманности и морали» противоречат:

  • нецензурные слова — «Ёшкин кот»;
  • жаргонные слова — «Халява»;
  • слова, вызывающие неприятные ассоциации — «Разведи товарища»;  
  • изображения голого тела, гениталий, или людей в непристойных позах;
  • обонятельные и звуковые обозначения, вызывающие
  • неприятные ассоциации, например, с физическими отправлениями организма;
  • слова, написанные латиницей, которые по-русски читаются непристойно — BLEDINA;
  • неприятные названия насекомых и паразитов —  вши или глисты;
  • слова, выражения и символы, которые ассоциируются со смертью, страданиями, болезненными состояниями — «Paranoya»;
  • слова и символы, связанные с религией, но на определенные классы товаров — например водка «Исповедальная»;
  • названия наркотиков;
  • антигуманные призывы, например расистские слоганы;
  • карикатуры на известных деятелей и госсимволику.

Эти запреты соблюдаются довольно строго. Но как показывает практика, порой они трактуются весьма формально и прямолинейно, а поэтому небольшой шаг в сторону может позволить зарегистрировать весьма провокационные вещи. 

Секрет piz**k’a

Популярный способ обойти запрет — немного исказить запрещенное слово. Так, несмотря на то, что регламент приводит в пример «антигуманного и антиморального» товарного знака фразу «Ёшкин кот», знак «Йошка кот» получил регистрацию без проблем. 

«В обозначении «Йошка кот» элемент «Йошка» воспринимается как имя собственное, а потому противоречий с Кодексом не возникает, — объясняет логику регистрации такого знака патентный поверенный Анна Чернецова. — Имя Йошка действительно пользуется популярностью у владельцев домашних животных. Например, в сети можно встретить сразу несколько подборок имен для домашних любимцев, где упоминается эта кличка».

Еще более интересный пример — вот этот товарный знак:

Он был зарегистрирован в октябре 2020 года на товары, связанные с табакокурением.

По словам Анны Чернецовой, его удалось зарегистрировать благодаря оригинальной графической манере, которая позволяет прочесть это слово по-разному. «Словесный элемент, скорее всего, читается как “pizouk” или “pizuk” (буква Z выполнена фигурной в виде ладьи). Явного намека и отсылки к бранному слову здесь, вероятно, не нашлось. Восприятие обозначения зависит от воспитания —  к товарным знакам это тоже относится». Тем не менее, в каталоге Роспатента этот знак называется именно «pizduk».  

Впрочем, этот знак просуществовал меньше года — в июне 2021 года он был признан недействительным. «Ставлю на то, что здесь основанием для отказа стала формулировка: “обозначение противоречит общественным интересам, принципам гуманности и морали”, — констатирует Анна Чернецова. — Потому что, видимо, большинство все-таки видит здесь единственное слово, и это слово матерное». 

Кейс «ЁбиДоЁби»  

Еще один любопытный пример, показывающий отношение российского правосудия к подобным обозначениям — история красноярской доставки роллов «ЁбиДоЁби». 

Создатели «ЁбиДоЁби» уверяют, что название безобидное, и переводится с японского как «день недели — суббота». Тем не менее, ее имидж целиком состоит из провокационности: например, в ней можно заказать сеты суши «Куни ли», «Бич» и «Сисяке». 

До недавних пор закон был на стороне сушистов-провокаторов. В 2016 году экспертный совет красноярской антимонопольной службы признал такое наименование не нарушающим закон о рекламе. 

В 2018 году красноярский пенсионер подал в суд на «ЁбиДоЁби», обвинив ее в использовании матерного коммерческого обозначения. Создатели компании утверждают, что истец пытался их шантажировать. В итоге суд встал на сторону компании: согласно его решению, это название  — не более чем прагматоним японского языка и не противоречит морали и общественным интересам. 

Роспатент отказал в регистрации товарного знака «ЁбиДоЁби». Тем не менее, компания использует его в качестве коммерческого обозначения, и успешно развивается — сегодня доставка работает в десятках городах России и столице Казахстана.  

В октябре 2021 года, органы власти перестали благоволить «ЁбиДоЁби» — волгоградское управление ФАС признало название компании и ее наборов роллов непристойными. Теперь в органе планируют инициировать иски об изменении ее наименования. 

Жаргон запрещен — но далеко не весь

Регламент Роспатента запрещает регистрировать в качестве товарного знака «жаргонные слова и выражения». Тем не менее, существует ряд товарных знаков с использованием очевидных жаргонизмов — например «Халява», и целых восемь знаков со словом «Ё-моё». 

На самом деле, поясняет Анна Чернецова, запрещены далеко не все жаргонизмы. «Сам по себе жаргон  — это слова, употребление которых свойственно людям, образующим обособленные социальные группы, например, студентам, геймерам, автолюбителям. Далеко не всегда это бранные слова». 

Законодательство, в отличие от, вероятно, не слишком точного а формулировках  регламента Роспатента, не запрещает регистрировать жаргонизмы как таковые, а лишь товарные знаки, которые могут быть неоднозначно восприняты обществом и вызвать негативные ассоциации. 

«Очевидно, что слово “халява” обладает ярко выраженной негативной семантикой вне зависимости от объекта, в отношении которого этот жаргонизм используется, может быть негативно воспринято членами общества и вызвать возмущение в определенных социальных группах (например, интеллигенция) а потому не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака», — поясняет рекомендации Роспатента Чернецова.

Но, по словам эксперта, со словом «кайф» совсем другая ситуация — само по себе не имеет негативной семантики, и в качестве товарного знака его восприятие будет определять товар или услуга, которые под ним продаются.

 «Так, например, при использовании в отношении услуг по организации досуга и отдыха, обучения или развлечений, слово “кайф” приобретает положительную семантику, а при использовании его в отношении алкогольной и табачной продукции – диаметрально противоположную. При этом, товарный знак «Кайф» на алкоголь все-таки зарегистрирован — объяснением этому может быть либо давность регистрации, либо регистрация в силу приобретенной различительной способности». 

Да, смерть!

Несмотря на то, что регламент запрещает «слова и выражения, связанные со смертью», существует ряд знаков, отсылающих к этому сюжету. 

Например, в 2018 году на категорию товаров «головные уборы» был зарегистрирован товарный знак «Black death с черепом в шляпе. В 2020 году появился знак «Зимняя меланхолия», в котором буква «О» выполнена в виде петли виселицы. Под ним продается «зимнее» крафтовое пиво — крепкий портер.   

«Стоит отличать обозначения, в которых смерть фигурирует в качестве абстрактного понятия или персонажа, от обозначений, содержащих призывы суицидального характера, — поясняет Анна Чернецова. — Регистрация последних действительно запрещена по все тем же основаниям “противоречие общественным интересам, принципам гуманности и морали”. В первом случае в законодательстве нет критериев, запрещающих их регистрацию. Поэтому есть довольно много товарных знаков с изображением скелета с косой, чертей или словесных обозначений, и так далее». 

Коноплюшка в законе

В 2016 году одно юрлицо подало заявки на два знака — «Конопляная ферма» и «Коноплюшка». Роспатент отказал обоим, но заявитель пошел в палату по патентным спорам. 

Эксперты отказали в регистрации «Конопляной ферме», но «Коноплюшку» признали фантазийным словом, которое не отсылает напрямую к наркотику. Видимо, теми же соображениями руководствовались эксперты Роспатента, зарегистрировавшие в 2020 году товарный знак «Коноплея». Заявка, отсылающая к конопле, рассматривается в Роспатенте индивидуально и на высоком уровне — поэтому четко воссоздать логику здесь не получится. 

Анна Чернецова отмечает, что конопля — это не только наркотик, но и сырье, из которого можно делать вполне легальные товары, например ткани, поэтому само по себе это слово не запрещено законом. Мы спросили эксперта, имеют ли шанс на регистрацию фантазийные обозначения, отсылающие к другим, однозначно наркотическим веществам, например «Мефетрон» или «Гашишкин» — по ее словам, такие знаки точно получат отказ. 

Читайте в нашем журнале: 

«Вот что я люблю»: Макдоналдс и история его знаменитого товарного знака

История Kodak: от гиганта фотоиндустрии до банкрота

Швейной машинке Singer 170 лет: как Исаак Зингер создал один из главных бытовых приборов прошлых веков

История Pepsi: от «Напитка Брэда» до общеизвестного товарного знака в России

Александр Артамонов
Онлайн Патент
#Товарные знаки
Спасибо! Мы перезвоним вам в ближайшее время!