Отобрали и не вернули: исторический опыт конфискации бизнеса в разных странах

#Аналитика
АС
Андрей Сорокин, редактор журнала

События весны 2022 года создали ситуацию, когда стали часто обсуждаться вопросы национализации, конфискации предприятий, компаний, иностранных фирм и их активов на территории России. Рассматриваются различные варианты, в том числе получение или передача активов в широком смысле под управление органам власти или уполномоченным государствам иным компаниям. История, как полагают некоторые эксперты, идет по кругу. Национализация (более широкая, по мнению большинства, форма конфискации) активно проводилась в военное время на протяжении всей истории человечества в самых разных государствах, когда само нахождение другой страны в статусе «врага» дает повод к изъятию имущества. 

Между тем, между конфискацией и национализацией есть принципиальные различия. Конфискация выступает санкцией, применяемой к конкретному лицу за правонарушение, и переводит его имущество в собственность государства на безвозмездной основе.

Национализация осуществляется по отношению ко всем владельцам имущества в конкретной отрасли экономики и чаще всего является возмездной, то есть с возможностью последующего выкупа обратно.   

Конфискация

В общем понимании конфискацией называют принудительное изъятие собственности в качестве меры уголовно-правового характера. Ее осуществляют в стремлении не позволить отдельным лицам обогатиться путем преступлений или для компенсации ущерба, нанесенного преступником потерпевшему.

Конфискация использовалась буквально с древних времен для изъятия имущества, использованного или приобретенного неправомерно. Упоминания о конфискации встречаются в Ветхом Завете, греческом и римском праве. Древний Рим, заложивший основу всего современного права, юридически оформил конфискацию как меру правового воздействия.  

В Средние века конфискацию активно практиковала инквизиция. Король Роджер I, заложивший основы Сицилийского королевства, первым подписал указ о конфискации имущества всех, кто отпал от католической веры и исповедовал восточное православие, магометанство или иудейство. Церковь затем ввела это во всё законодательство средневековой Европы как наказание за ересь. Так, Большой Турский собор в 1163 году предписывал всем светским князьям заключать еретиков в тюрьму, а имущество конфисковать. Приговор инквизиции подлежал беспрекословному исполнению светскими властями. В опись конфискуемого имущества вносилось всё: от домашней утвари и до наличной провизии включительно. Массовые конфискации не только навлекали бедствия на тысячи женщин и беззащитных детей, доведенных до нищенства, но они буквально парализовали общественную жизнь. Это без учета экономических потерь.

Изменения произошли в эпоху буржуазных революций, когда представление о неприкосновенности частной собственности было возведено в ранг основных правовых принципов. Так, во Франции конфискация как уголовное наказание была отменена в 1790 году (после чего была восстановлена Наполеоном и вновь отменена в 1814 году), в Пруссии — в 1850 году.

Первый закон, разрешающий гражданскую конфискацию в США, был принят Конгрессом в 1789 году в качестве санкции за использование судов в таможенных нарушениях. В 1978 году Конгресс расширил закон, разрешив конфискацию всех денег, использованных или приобретенных в результате незаконной торговли наркотиками, а в 1984 году разрешил конфискацию недвижимого имущества.

В большинстве государств мира общая конфискация имущества не предусмотрена законодательством и проводится только специальная конфискация — это конфискация имущества и иных доходов, полученных в результате совершения преступления, и конфискация орудий и средств преступления.

В России конфискация предусматривалась ещё такими древними памятниками русского права, как Русская Правда и Соборное Уложение 1649 года. В Своде Законов 1832 года и Уложении о наказаниях 1845 года она предусматривается как мера наказания за политические преступления. Однако с принятием редакции Уложения о наказаниях 1885 года конфискация как вид наказания уходит из российского права. 

Вновь институт конфискации был восстановлен после Октябрьской революции 1917 года и с тех пор включался во все принимаемые уголовные кодексы РСФСР. Он был включён и в первоначальную редакцию УК РФ, однако в 2003 году конфискация как вид наказания была исключена из уголовного законодательства.

Интересно, что Первая мировая война стала уникальным периодом, когда конфискация и национализация проводилась не только в силу причин лишения доходов организации или субъекта, нарушающего закон, но и по идеологическим причинам. 

Происходило разрушение прежнего мира и формирование новых политических и экономических центров. В общую мясорубку попали многие «мирные» компании, не имеющие никакого отношения к военному производству. Примечателен в этом плане пример немецкой фармацевтической компании Merck KgaA, основанной еще в 1668 году Якобом Мерком в Дармштадте. 

Кейс 1.  Merck & Co

Предприятие начиналось как аптека «Ангел». Через два столетия ее филиалы работали в крупнейших городах Европы. В начале XIX века потомок основателя, Эмануэль Мерк, создал химико-фармацевтическую фабрику, которая, в частности, первой начала коммерческое производство морфина, а с 1884 года и кокаина. 

Компания активно экспортировала свою продукцию в США. К концу века в головной компании начали подозревать, что американские дистрибьюторы Merck используют бренд для продажи низкокачественного товара. Для защиты репутации в 1887 году фирма открывает представительство в Нью-Йорке, а в 1891 году для его руководства направляет туда Георга Мерка, внука Генриха Эмануэля Мерка. В 1899 году тот приобретает участок в штате Нью-Джерси, на котором строится фабрика и лаборатория. Здесь же вплоть до 1990-х годов размещалась штаб-квартира Merck & Co. Первоначально дочернее предприятие занималось исключительно импортом из Германии, но с 1903 года было налажено собственное производство. 

Аптека Merck & Co в Нью-Йорке в начале ХХ века. Источник: Merck.com

Все изменилось со вступлением США в Первую мировую войну. В 1917 году Георг Мерк был вынужден разорвать официальные отношения с материнской компанией по политическим причинам. Он также добровольно передал почти 80 % акций Merck & Co. (доли компании E. Merck) Конторе по управлению иностранной собственностью (APC) в надежде, что их вернут по окончании войны. Но в 1919 году акции компании были выставлены на открытый аукцион, на котором Георг Мерк выкупил их за $3,75 млн. С тех пор Merck & Co. становится независимой компанией на территории Соединенных Штатов. 

Теперь перенесемся на другой континент. Злополучное убийство Франца Фердинанда и вступление Российской Империи в Первую мировую стало поводом для борьбы с «немецким засильем», как называют его историки. Избавление от «немецкого элемента» активизировалось с Указом Совета Министров Российской империи от 28 июля 1914 года. Он установил ограничение правоспособности для физических и юридических лиц, связанных с «воюющими против России странами». Подданные Германии и Австро-Венгрии могли быть высланы как из пределов страны, так и перемещены из пределов одних местностей в другие в принудительном порядке по решению региональных властей. Некоторое имущество иностранных подданных — например, гражданские суда и автомобильный транспорт — реквизировались. Здесь имеет место не только конфискация имущества по признаку иностранного капитала, но и просто «врага государства». 

Кейс 2. Красная атака на капитал

Не менее активно происходила идеологическая национализация после Октябрьской революции 1917 года. После превращения Российской Империи в Республику национализации подвергается большая часть частных компаний. Всего с ноября 1917 по март 1918 года, по данным Промышленно-профессиональной переписи 1918, было национализировано 836 промышленных предприятий. В этот период, который стал известен как «Красная атака на капитал» (или «красногвардейская атака»), темпы отчуждения заводов и предприятий обогнали темпы установления управления национализированными компаниями.

Широко известно, что первым предприятием, национализированным в первую волну 1917 – 1918 годов стала Ликинская мануфактура А. В. Смирнова во Владимирской области. Основателем мануфактуры был крестьянин-старообрядец, бывший мастеровой Никольской мануфактуры, Василий Смирнов — он открыл собственное дело около 1850 года. Его сын, Алексей Смирнов, принял управление производством после смерти отца. 

Алексей постоянно расширял фабрику, добавлял новые цеха, и к 1900 году у него уже было крупное комбинированное предприятие, включавшее в себя бумагопрядильную, ткацкую и красильно-отделочную фабрики. На производстве было занято 2 400 человек рабочих, производивших  разные ткани на сумму в 6 миллионов рублей. К 1914 году на фабрике работало уже 3750 человек.

Алексей Смирнов активно занимается меценатством: выделяет средства для строительства образцовых рабочих казарм с водопроводом, канализацией, электрическим освещением и телефоном, а также бани и больницы. Строит храмы и школы в бедных селах (например, в деревнях Ликино, Кабаново, Давыдово), во Владимирской губернии и Богородском уезде Московской губернии он построил девять православных церквей. Алексей Васильевич был удостоен Большой серебряной и Большой золотой медалей, орденов Святой Анны 2-й и 3-й степени, Станислава 2-й степени, Святого Владимира 4-й степени.

После революции его сын Сергей решает закрыть Ликинскую мануфактуру из-за невозможности продолжать производственный процесс: он ссылается на отсутствие средств, сырья и необходимость ремонта. Недовольные таким решением рабочие вышли на митинги, считая, что Смирнов намеренно саботирует производство, стараясь надавить на рабочих. Они писали коллективное письмо Керенскому, и даже пытались добиться личной встречи с ним, но их развернули. После этого рабочие отправили делегацию своих представителей в Петроград, и те встретились с Лениным.  

17 ноября 1917 года Владимир Ульянов лично подписал декрет о национализации предприятия: «Фабрику товарищества Ликинской мануфактуры А.В. Смирнова при поселке Ликино Владимирской губернии, со всеми находящимися при ней материалами, сырьем и прочим объявить собственностью Российской Республики». На словах он сказал делегатам, что если они могут сами запустить фабрику, то пусть так и делают, «но только с тем условием, что денег у государства не просить. Их нет». Через месяц фабрика заработала вновь. Национализированное предприятие уже работало на молодую советскую республику. 

Рабочие Ликинской мануфактуры в момент национализации. Источник: yandex.ru

Национализация

Национализация — это передача в собственность государства земли, промышленных предприятий, банков, транспорта или другого имущества, принадлежащего частным лицам. Национализация может осуществляться через безвозмездную конфискацию, а также через полный или частичный выкуп (или реквизицию).

Пионером национализации в ее современном понимании была Франция времен Великой Французской революции. Декретом от 10 октября 1789 года была проведена национализация церковного имущества в пользу государства. Выгодоприобретателями реформы были, как ни странно, священнослужители низшего ранга, которые работали в больницах для бедных: они, попав в ранг государственных служащих, значительно увеличили свои доходы. Также довольны были крестьяне, расширившие свои земельные наделы за счет территорий, ранее принадлежавших церкви.

Один из видов национализации характерен для стран, освободившихся от колониальной зависимости или от гнета транснациональных корпораций. С ее помощью решается проблема того, что богатства какой-то страны не работают на ее население, а обеспечивают прибыль иностранным компаниям. Один из примеров — национализация правительством Египта Суэцкого канала в 1956 году. До этого он находился в иностранной собственности. Разразившийся в результате Суэцкий кризис все-таки обернулся военными действиями, но их удалось остановить благодаря вмешательству СССР, вставшего на сторону Египта. 

Не стоит полагать, что национализация свойственна только для социалистических или неразвитых стран. Та же Франция только за ХХ век пережила три национализации: довоенную, послевоенную и национализацию 1980-х годов. В Великобритании в 1945-1946 годах было национализировано около 20 процентов всей экономики, начиная с банков и заканчивая предприятиями по добыче полезных ископаемых.

Не без греха и «идеальный пример» свободной экономики и открытых рыночных отношений — США. Во время кризиса 2008 года пять ведущих инвестиционных банков Америки прекратили своё существование в прежнем качестве: Bear Stearns был перепродан, Lehman Brothers обанкротился, Merrill Lynch перепродан, Goldman Sachs и Morgan Stanley сменили свою вывеску, перестали быть инвестиционными банками в связи с особыми рисками и необходимостью получить дополнительную поддержку Федеральной резервной системы. А заимодатель Washington Mutual, активы которого составляли 307 млрд долларов, был закрыт властями и продан JPMorgan Chase. Эти кардинальные меры показались Вашингтону единственным способом смягчить финансовый кризис. Это не было классической национализацией, но то, как жестко действовало правительство, повергло многих в шок. Меры, правда, сработали, но кризис все-таки распространился на другие страны, превратился в общемировой, так что это решение многим представляется спорным до сих пор.

Новый кейс?


Вернемся к событиям в России. Начавшаяся (а точнее, вошедшая в новую острую фазу) экономическая война Запада с Россией вынудила правительство рассматривать национализацию иностранных компаний как ответную меру на санкционное давление, предупреждение банкротств и сохранение рабочих мест. Предполагается, что мера распространится на компании, в которых 25 % и более акций (или долей) принадлежит иностранным лицам из «недружественных государств», то есть тех, кто принял любые меры ограничительного характера в отношении России, её юридических или физических лиц

В список первых 60 компаний, которых должны были осчастливить внешним (российским) управлением, попали Volkswagen, Apple, IKEA, Microsoft, IBM, Shell, McDonald's, Porsche, Toyota, H&M и другие. В этом ряду нам интереснее всего, разумеется, «Макдоналдс», потому что здесь уже видны какие-то результаты. 

Как известно, новым владельцем ресторана стал новокузнецкий нефтяник Александр Говор. До этого он управлял 25 ресторанами сети в Сибири, хотя, полагают, что его кандидатура была выбрана не по этой причине. Сам Говор умалчивает о стоимости покупки, говоря, что это были «символические деньги». Впрочем, ВВС в своем июньском материале высказывает мысль о том, что финансировать сделку мог «Совкомбанк», несмотря на то, что он (банк) находится под санкциями США и ему запрещено проводить сделки с американскими компаниями. 

Многие участники рынка считают Говора лишь номинальным владельцем «Макдоналдса», а реальными бенефициарами могут быть крупные корпорации, госбанки или сильные мира сего, оказавшиеся под санкциями. Говор же отрицает причастность «Совкомбанка» к сделке.

Как замечает гендиректор консалтинговой компании Restcon, Елена Перепелица, которую цитирует издание VC, никто не знает, как было на самом деле, возможно «это и была национализация». По ее словам не обязательно менять владельцев, чтобы национализировать бизнес, достаточно ввести в управление правильных людей, которые будут контролировать денежные потоки.

Вступаем ли мы в новую эпоху экспроприации частного во благо процветания государства, и реализуется ли с помощью новой национализации одна из ее основных целей  — предотвращение иностранного господства в экономике — покажет время.  

Впрочем, у национализации есть и крайне политические цели — обоюдное сокращение дохода в недружественной стране — и это всегда обоюдный риск. Недавно немецкое издание Spiegel написало о том, что в Германии могут национализировать пролегающую по ее территории часть газопровода «Северный поток- 2» и подключить ее к терминалу СПГ. Однако, по заявлению пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, заниматься «гипотетическими рассуждениями» нет смысла. «Если будут конкретные действия, в первую очередь это будет работа для юристов», — отметил он.

Заглавное фото: rabkor.ru

Читайте в нашем журнале

Путин подписал указ о порядке выплат правообладателям из недружественных стран

Будет ли дефицит пищевых фосфатов? Разбор эксперта

Как оформлялись и регулировались товарные знаки в царской России


Андрей Сорокин, редактор журнала
Онлайн Патент
#Аналитика
Спасибо! Мы перезвоним вам в ближайшее время!