Милитаристское прошлое компьютерной мышки

#Технологии
АП
Ася Петухова

Как известно из хрестоматийной истории компьютерной мышки, ее изобретатель Дуглас Энгельбарт впервые публично продемонстрировал мышку коллегам на Осенней Объединенной компьютерной конференции в Сан-Франциско в декабре 1968 года. Он водил по кафедре небольшой деревянной коробочкой с кнопкой, меняя местами на экране компьютера абзацы текста и переключаясь с текста на изображения. 

В первом варианте мыши Энгельбарта образца 1963 года была одна кнопка в правом верхнем углу коробочки, в последующих их число возросло до трех. Внутри корпуса мыши были два колесика, расположенные перпендикулярно друг другу, они крутились при движении мыши по поверхности стола, датчики снимали их обороты, преобразовывали аналоговый электрический сигнал в цифровой, и курсор на экране повторял траекторию движения мыши по столу.

С тех пор компьютерные мыши расплодились невероятно, их численность никто не подсчитывал, но если учесть, что только одна компания Logitech International S.A. в 2008 году выпустила свою миллиардную мышь, то их общая численность сейчас, возможно, уже превысила, все народонаселение Земли, а может быть, и численность настоящих мышей на планете тоже. 

Меньше известно то, что первую компьютерную мышь собрал вовсе не Энгельбарт, а его сотрудник Уильям (Билл) Инглиш в 1963 году. Первый был начальником, а второй подчиненным. Но в 1970 году Энгельбарт получил патент US3541541A на «X-Y position indicator for a display system» («Система отображения координатного указателя на экране») с приоритетом от 1967 года. Но, как вспоминал много лет спустя в своем интервью Би-Би-Си Билл Инглиш, его шеф Энгельбарт не разбогател благодаря патентованию своей мыши.

Патент Энгельбарта на компьютерную мышь

Оба они работали в Augmentation Research Center (ARC). На русский его название можно перевести как Центр расширения исследований (подразумевалось — компьютерных). ARC юридически входил в состав Стэнфордского исследовательского института (SRI), а тот, в свою очередь, был учрежден попечительским советом Стэнфордского университета как раз для разработки новых технологий. 

ARC был создан специально под Дугласа Энгельбарта и финансировался сначала Управлением перспективных исследовательских проектов Минобороны США (DARPA), а потом НАСА. Основным достижением ARC стала революционная онлайн-система персональных компьютеров — зародыш интернета. На конференции в Сан-Франциско в 1968 году, Энгельбарт продемонстрировал онлайн конференцию, передача которой велась пока по проводам и на сравнительно небольшое расстояние, но на которой ее участники могли совместно читать тексты и редактировать их. Указательное устройство «компьютерная мышь» была лишь необходимым периферическим компонентом этой системы. 

Мышь Энгельбарта теперь уже музейный экспонат

В конце 1970-х годов Стэнфордский исследовательский институт продал ARC (вместе с его директором Энгельбартом) компании Tymshare, последнюю купила McDonnell Douglas, а ту поглотила крупнейшая мировая аэрокосмическая корпорация The Boeing Company, и тоже вместе с Дугласом Энгельбартом и его патентом на мышь. Времена менялись, а Энгельбарт оставался известным и уважаемым в IT-сообществе человеком, но его уже поджимало новое поколение IT-инженеров. В 1986 году он уволился из корпорации «Боинг» и ушел на вольные хлеба.

Патент на мышь принес ему  известность. Что же касается материального профита, то, по словам Билла Инглиша, «единственными деньгами, которые Дуг когда-либо получал от этого, была лицензия Xerox на 50 тысяч долларов». Мистер Инглиш знал, о чем говорил: в 1970 году он ушел от Энгельбарта в Xerox PARC, научное подразделение «Ксерокса», созданное с целью выхода на развивающийся компьютерный рынок, так как патентное право «Ксерокса» на копировальный аппарат закончилось, и их тут сильно теснили японцы. 

В 1972 году Инглиш сделал для Xerox PARC собственный вариант мыши. В ней по поверхности стола скользил шарик, который крутил два ролика. К тому же она не требовала аналого-цифрового преобразователя, а вместо этого отправляла цифровую информацию о местоположении непосредственно на компьютер. Такая конструкция мыши была самой распространенной почти до конца ХХ века, люди постарше должны хорошо помнить мышки с шариком. 

«Ксерокс» заплатил $50 тысяч Энгельбарту за лицензию. Деньги по тем временам большие, но им весь доход изобретателя мыши от патента на нее исчерпывается. Срок действия прав интеллектуальной собственности по нему истек в 1987 году, то есть еще до того, как мышь стала одним из самых распространенных технических устройств на планете.

Разумеется, Дугласа Энгельбарта не мучили кошмары, как Лёлика из «Бриллиантовой руки», которому снился голос: «Чтоб ты жил на одну заплату!» Во-первых, зарплата у доктора Энгельбарта всегда была весьма приличная, а после увольнения из «Боинга» он стал почетным основателем Института Дуга Энгельбарта, а его дочь Кристина стала исполнительным директором их семейного института. Институт своего имени Энгельбарт основал на деньги DARPA, то есть Минобороны США. Далее были премия Тьюринга в размере $250 тысяч, премия Лемельсона (Lemelson–MIT Prize) в $500 тысячи. 

К тому же, у Энгельбарта был не только патент на компьютерную мышь, а еще более 20 патентов в разных областях IT-технологий. Словом, старость у него была не менее счастливая, чем вся его жизнь. Он успел поучаствовать в торжествах по поводу 40-летия компьютерной мыши и умер в возрасте 88 лет в своем доме в калифорнийском городке Атертоне, который возглавлял рейтинг городов США с самыми высокими доходами среди жителей в доковидную эпоху.

В многочисленных интервью для американских СМИ Дуглас Энгельбарт не раз повторял, что когда жизнь заставила его в декабре 1950 года заняться ЭВМ в Стэнфорде, то он сразу же понял, что компьютер может не только отражать результаты расчетов на экране дисплея, но и заставить что-либо происходить в реальном мире. 

На эту мысль, по словам Энгельбарта, его натолкнула работа в течение двух с половиной лет перед дисплеем радара. В боевых действиях Второй мировой войны он не участвовал, транспорт с рядовым Энгельбартом вышел из Сан-Франциско и взял курс на Филиппины в день капитуляции Японии, но позади у студента второго курса Орегонского университета Энгельбарта был год обучения на техника радарной станции, а впереди полтора года службы на Филиппинах. 

Вероятно, аналогичные идеи пришли в голову Ральфу Бенджамину, выпускнику Имперского колледжа в Лондоне, которого в 1944 году направили в Королевскую военно-морскую научную службу для работы над совершенно новой для него темой  — радаром. Сначала он работал в группе, которая разрабатывала радар для обнаружения шноркелей и перископов подводных лодок, а затем перевели в совместный англо-американский проект по разработки системы радарной идентификации «свой–чужой». Здесь он отвечал за разработку подходящего дисплея для симулятора, способного как при очень большом количестве опрашивающих и опрашиваемых устройств, кораблей, самолетов и их целей технически справляться с взаимными помехами. Словом, должен был создать монитор примерно для того, что сейчас называется военным игровыми симуляторами и пользуется в народе огромной популярностью, только для реальной войны, а не для ее виртуальной симуляции в компьютерных играх.

Работа была сложная, на дисплее тактического симулятора было много точек эхо-сигналов, и чтобы определить местоположение каждого в прямоугольной системе координат требовался маркер на экране (курсор по современной терминологии). «Мы использовали для маркировки целей джойстик, потому что в то время он уже был доступен, — вспоминал много лет спустя Ральф Бенджамин. Его возможная альтернатива — световое перо — появилось только в 1950-у годы. «Но я предложил то, что назвал «роликовым шариком» (roller ball), теперь известным как мышь, и который, как я сказал коллегам, будет более элегантным (elegant) и долгосрочным решением», — продолжал Бенджамин. 

Насчет долгосрочности он как в воду смотрел: сейчас его «роллер болл» называется трекболом, многие, наверное, его помнят по первым ноутбукам, там он был на месте и вместо тачпада. Что же касается его «элегантности», то морские офицеры, работавшие вместе с ученым над проектом тактического симулятора поля боя отреагировали на высокий стиль штатского коллеги с типичным военно-морским юмором: «Стою я у радара такой элегантный, слежу за вражеским самолетом, катаю рукой один мой шарик, а джойстик от него отсох». 

Но шутки шутками, а Ральф Бенджамин действительно создал в 1946 году первую компьютерную мышь на 17 лет раньше «колесной» мышки Энгельбарта и на 26 лет раньше роликовой мышки Инглиша. Последний при этом фактически объединил в своей мышке образца 1972 года от Xerox PARC электромеханическую часть мышей Бенджамина и Энгельбарта. Круг замкнулся. Такая конструкция, как уже сказано, оказалась удачной и была основной для компьютерных мышей вплоть до начала нашего века. Оптические мышки впервые появились в 1982 году, но прошло еще много лет, прежде чем они окончательно вытеснили из обихода электромеханическую мышь.

«Роллер болл» сильно отличается от того, к чем мы привыкли пользоваться

Потом появились световые, беспроводные инфракрасные, радиочастотные, светодиодные, лазерные, гироскопические, ультразвуковые 3D-мышки, а также множество их гибридов со старыми электромеханическими мышами. А эра электронно-механический мышей закончилась в ХХ веке. Но если мышка Энгельбарта сейчас музейный экспонат, то роллер Бенджамина по-прежнему на службе у военных, для которых даже самые продвинутые образцы гражданских мышей не подходят, они слишком нежные для боевых условий: чем проще механика, тем надежнее и меньше рисков отказа.

Трекбол Бенджамина был в 1947 году запатентован военным ведомством на его имя, как и остальные его изобретения, но тогда они были секретными и особого влияния на гражданское «мышестроение» не оказали. Хотя англичане всегда ревниво относились к прижизненной славе изобретателя компьютерной мышки американца Энгельбарта. Началось это еще при Маргарет Тэтчер, которая публично заявила, что приоритет в этой области несомненно принадлежит британцу, а королева Елизавета II наградила Ральфа Бенджамина орденом Бани. Продолжалось чествование до наших дней и даже после смерти изобретателя, а прожил Ральф Бенджамин еще дольше Энгельбарта: умер он в 2019 году. 

Когда Ральф Бенджамин в 1964 году уходил с Королевской военно-морской научной службы, сэр Фрэнк Купер, возглавлявший в Минобороны Великобритании гражданские службы, говорил на церемонии прощания: «С момента вашего прихода в 1944 году вы завоевали репутацию человека с оригинальным мышлением и глубоким теоретическим пониманием. Свидетельство тому ваши многочисленные патенты и ваше необычно раннее продвижение по службе на всех уровнях. Ваш новаторский вклад в радиолокацию и обработку сигналов, а также в автоматизацию данных о действиях заложил основы приборов и устройств, которые продолжают строиться по сей день». 

Современные военные мышки продолжают создаваться и по сей день, и они, разумеется, отличаются от «элегантных» шаров Бенджамина, но чем именно по понятной причине не расскажет даже тот, кто знает. А трекбол Бенджамина образца 1946 года уже не секрет. Командир наводил им курсор на цель, которую считал наиболее опасной, на дополнительном дисплее радара возникала траектория движения этой цели, ее скорость и прочие ее характеристики, которые автоматически передавались на пункт управления огнем, где компьютер, тогда ламповый размером с бабушкин буфет, автоматически рассчитывал прицел. Оставалось только «кликнуть», тогда нажать кнопку «Огонь» на пульте управления огнем, и навстречу цели стартовала ракета или летели артиллерийские снаряды.

Кровожадным и беспощадным был предок у современных компьютерных мышек, глядя на их элегантный и подчас даже гламурный вид сейчас, трудно в это поверить. 

Читайте в нашем журнале: 

Электронная тату, вентилятор и медведь: самые необычные патенты Google

Бейдж, бар и роботы: 10 необычных патентов «Сбера»

Как корпорация IBM стала «крестным отцом» интеллектуальной собственности в США

Ася Петухова
Онлайн Патент
#Технологии
Спасибо! Мы перезвоним вам в ближайшее время!