Что не так с компанией Pfizer

#Фарма
ПС
Павел Соколов, главный редактор журнала

Компания Pfizer стала одной из первых, кто сумела начать массовое производство вакцины против COVID-19. Благодаря ей, корпорация, по прогнозам экспертов, дополнительно получит в 2021 году $15 млрд выручки и прибыли на $4 млрд. Сумма гигантская. Но при этом цена акции Pfizer практически не изменилась за год. Цена акции компании Moderna за тот же период выросли в цене на 529%. Более того, Уоррен Баффет недавно продал все акции Pfizer, вложив деньги в другие фармкомпании — Bristol-Myers, Merck и AbbVie. Инвесторы словно обходят Pfizer стороной, несмотря на весьма впечатляющие финансовые показатели, статус «спасителя человечества от COVID-19» и лоббирования интересов фирмы на государственном уровне. 

Почему же империя дала трещину и инвесторы теряют в нее веру? Ответ прост: патенты. Во второй половине этого десятилетия корпорацию ждет так называемый «патентный обрыв». Pfizer лишится патентной защиты и эксклюзивных прав на десятки препаратов. Так, недавно истек срок действия патентов на «Лирику», «Виагру» и «Липитол». И это лишь вершина разрушающегося айсберга. Недавно препарат Pfizer «Ибранса» для лечения метастатического рака молочной железы провалил клинические испытания. Разумеется, инвесторы крайне негативно отреагировали на подобные факты. 

Что же предпринимает Pfizer, чтобы сохранить за собой лидерство? Спрос на вакцину, вероятнее всего, сохранится в ближайшие годы. Потребуется защита от новых штаммов. Сейчас компания продает вакцину от COVID-19 по льготной цене — $19,50. Возможно, ее стоимость повысится. Но куда пойдут полученные от ее продажи деньги? 

Pfizer инвестирует сотни миллионов долларов в создание десятков новых препаратов, эксклюзивные права на производство которых будут принадлежать ей. Среди них, например, «Аброцитиниб», который планируется использовать для лечения атопического дерматита. В случае его одобрения Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, он может потенциально принести $3 млрд выручки. При этом в пандемическом 2020 году объем продаж препаратов компании «Виндаквел» и «Винамакс», применяющихся для лечения редкого заболевания, приводящего к сердечной недостаточности, вырос на 170% и достиг $1,3 млрд.  

Также корпорация работает над вакцинами от болезни Лайма, смертельного респираторно-синцитиального вируса человека и других недугов. Разумеется, за всеми ними будет стоять соответствующая патентная защита. 

Но есть одно «но». Все это будет приносить прибыль лишь в случае одобрения Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. Возможно, сомнения инвесторов и не столь необоснованны. Масло в огонь подливают многочисленные призывы глав государств, международных организаций и медийных персон отказаться от патентов на вакцины. Если это произойдет, остается лишь гадать, на какое дно упадут акции фармацевтического гиганта.  

В любом, случае все наработки Pfizer (как удачные, так и не очень) тщательно патентует. И еще тщательнее следит за тем, чтобы никто не покушался на эксклюзивные права корпорации на те или иные лекарства и препараты. Об инвесторам также забывать не стоит. Да и простым потребителям тоже.

Фото: Flickr

Читайте в нашем журнале: 

Корейское экономическое чудо: история компании POSCO. Часть первая

COVID-19 и патенты: что изменилось в 2020 году

Какую роль сыграли патенты в японском экономическом чуде

Павел Соколов, главный редактор журнала
Онлайн Патент
#Фарма
Спасибо! Мы перезвоним вам в ближайшее время!