Шпионские игры в биофарме

#Фарма
АС
Андрей Сорокин, редактор журнала

Украсть технологию мало. Необходим экспертный опыт, наработанный путем проб и ошибок.

По оценкам критиков и аналитиков биотехнологии сегодня являются «новой IT-сферой»: Исследовательская компания Grand View Research подсчитала, что в ближайшие несколько лет мировой рынок биотехнологий вырастет почти в 2 раза — до $727,1 млрд к 2025 году. Согласно данным института Джона Хопкинса, доходы США превышают $400 млрд (почти 2% ВВП). Схожий уровень доходов от биотехнологий у Китая. По оценкам консалтингового гиганта McKinsey, стоимость биотехнологий в мире скоро может составить $4 трлн в год.

Миллиардеры, известные и не очень, все чаще инвестируют в биотехнологии или смежные отрасли. Еще до пандемии, которая только усилила интерес к сфере, в биотехнологию пришли многие технологические миллиардеры, такие как Билл Гейтс, Джефф Безос, Ричард Брэнсон, Питер Тиль и Майкл Блумберг.

Высокие ставки порождают конкурентную борьбу, в которой стороны не гнушаются никакими средствами. Промышленный шпионаж, по утверждению комментаторов, уже в прошлом. В области биотехнологий последнее время преобладает «нетрадиционный шпионаж», который выполняют нетрадиционные сборщики информации — ученые. В его рамках не только копирование научных данных с целью их коммерциализации, но и иностранные инвестиции в научные проекты могут приводить к утечке технологий и объектов интеллектуальной собственности. Между тем, согласно данным того же института Джона Хопкинса, более половины китайских инвестиций в биотехнологии США осуществляется в стратегических целях.

Научный шпионаж со стороны Китая очень беспокоит американское правительство и разведывательные службы. DARPA, агентство по исследованиям и разработкам Министерства обороны, постоянно включает биологический сектор в число своих наивысших приоритетов финансирования оборонных исследований, полагая, что здесь существует реальная угроза.

Однако меры, предпринимаемые американским правительством в борьбе со шпионажем, ведут к обратному эффекту, как полагают многие эксперты и комментаторы — таланты покидают США, сталкиваясь с ложными обвинениями или излишним вниманием со стороны властей, граничащим с синофобией.

Китайская инициатива

В попытках защитить американскую науку от посягательств со стороны китайских коллег (а такие случаи действительно имеют место), в 2018 правительство США объявило о программе «Китайская инициатива», направленной на предотвращение краж открытий, на которые уходят миллионы долларов инвесторов. Однако она в результате превратилась в программу преследования и наказания американских ученых (в том числе и не азиатского происхождения), за менее серьезные, порой просто бюрократические нарушения. Ее жертвами стали многие известные профессоры ведущих американских университетов, в том числе Гарварда и Массачусетского технологического института.

Под эгидой борьбы с китайскими шпионами в 2020 году в Хьюстоне, штат Техас, было закрыто китайское консульство, которое ФБР объявило «центральным узлом обширной сети шпионов Коммунистической партии Китая». Власти США полагают, что в его стенах происходила одна из крупнейших передач ценных научных данных в истории человечества.

Стоит отметить, что в Хьюстоне расположено более 1700 предприятий, занимающихся наукой о жизни, а также Техасский медицинский центр — огромный комплекс площадью 50 миллионов квадратных футов, который называет себя крупнейшим в мире медицинским научным городком. В целом, именно в Хьюстоне располагается массивная экосистема медицинских исследований и биотехнологий, чьи инновации способны определять экономическую и военную судьбу в этом столетии.

Можно сделать выводы, что опасения разведслужб в какой-то мере были оправданы. Однако масштаб преследования ученых, фамилии которых могут лишь отдаленно напоминать китайские, способен только навредить международным научным связям.

Явно перестарались

Журнал МТИ — MIT Technology Review — ведет базу данных по 77 делам и более чем 150 обвиняемым в рамках Китайской инициативы. Самое интересное, что лишь немногие из дел (не более четверти) содержат обвинения в промышленном шпионаже или краже торговых секретов. Аналитики считают, что Китайская инициатива сама по себе имеет низкий процент успешных дел. Даже бывшие федеральные прокуроры высказывают сомнения в отношении Китайской инициативы: один из них, имевший отношение к управлению программой, заявил в сентябре в интервью газете The Washington Post, что преследование ученых за мошенничество с грантами «приближается к стадии перегиба».

Из более свежих примеров можно привести решение суда в январе 2022 года, который снял обвинения с Гана Чена, профессора МТИ китайского происхождения. Чена арестовали год назад по подозрению в финансовых махинациях с грантом, полученным от Министерства энергетики США. Научное сообщество было возмущено арестом ученого, указав на то, что такими действиями можно стереть грань между серьезным преступлением, вроде кражи интеллектуальной собственности, и административным нарушением, вроде сокрытия информации о грантах.

Большинство специалистов, попадающих под подозрение в шпионаже, так и не привлекается к ответственности, однако это сказывается на их репутации и работе — многие просто вынуждены отказываться от занимаемой должности. Так в начале 2019 года знаменитый эпидемиолог Ксифенг Ву, в результате повышенного интереса к ней разведслужб США покинула пост директора Центра общественного здравоохранения и трансляционной геномике в онкологическом центре MD Anderson, расположенного в упомянутом научном городке в Хьюстоне, и перешла на работу в Чжэцянском университете.

Впрочем, надо признать, сам Китай тоже прикладывает усилия к возвращению своих талантов на родину.

Не на пустом месте

В 2015 году Китай объявил о своей новой промышленной стратегии «Сделано в Китае 2025», согласно которой он ставит себе цель доминировать в ключевых секторах науки и техники, включая биотехнологии. Отдельный стратегический документ правительства — 14-й пятилетний план, направленный на расширение биоэкономики, причем, биотехнология включена в список стратегических отраслей, рост которых правительство намерено стимулировать.

В 2008 году Коммунистическая партия Китая запустила программу Тысяча талантов, которая направлена (если говорить по сути) на получении технологий и привлечение экспертов, а также объектов интеллектуальной собственности из-за рубежа, с помощью легальных или непрозрачных действий, и при этом с минимальными затратами.

Надо отметить, что с момента запуска программы, как полагают аналитики, развитие китайских технологий и портфель объектов интеллектуальной собственности выросли с невиданной доселе скоростью. Так, в 2020 году Китай впервые обогнал США по количеству международных патентных заявок.

Конечно, можно говорить, что США с помощью Китайской инициативы или недавно созданного центра ЦРУ, посвященного исключительно китайским миссиям, защищают свои «инструменты и чертежи», но они делают это довольно неуклюже, нанося ущерб гораздо более ценным активам — своим же профессорам и научному сообществу в целом. Такой подход создает атмосферу страха, охлаждающую научное сотрудничество и может оттолкнуть специалистов иностранного происхождения, которые в иных условиях совершили бы свои открытия в Америке.

Исторические параллели

Комментаторы указывают, что это уже не первая ошибка США на данном поприще. В книге «Захват нацистских технологий», историк Дуглас Ореган вспоминает, как после войны победители набросились на немецкие технологии. СССР, Великобритания, Франция, США имели свои планы на использование интеллектуального труда побежденных. Германия во время войны пользовалась репутаций лидера в химической, ракетной и других отраслях, обладая разработками, которых не было у союзников.

Американские агенты прочесывали промышленные лаборатории Германии, имея на вооружении прорывную по тем временам шпионскую технологию — микрофильм. Она давала беспрецедентную возможность копировать документы в больших масштабах. Сотрудники спецслужб отправляли в США огромные объемы чертежей, научных отчетов и необработанных экспериментальных данных.

Но большинство нацистских секретов не оказало значительного влияния на американскую промышленность. Многие фирмы в станкостроении, авиастроении и даже в химической промышленности были приятно удивлены, узнав, что они не так сильно отстают от своих немецких коллег. И также неприятно они были разочарованы, поняв, что попытки освоить целые отрасли путем изучения документов неэффективны. Ореган приводит в своей книге отрывок из письма британской ассоциации химической промышленности, в котором отмечается, что «большую часть “ноу-хау” невозможно выразить словами», и «никакое количество готовой информации не сможет заменить данные, полученные в суровой школе практического опыта».

Выводы просты. Письменные инструкции, чертежи, фотографии и программы не заменят практического опыта. Даже такое простое занятие, как жарка яиц, трудно выполнить с первого раза, если у вас есть превосходная кухня и подробный рецепт, но нет опыта приготовления пищи. Каждая технология — это продукт определенной системы и культуры. Успешный трансфер технологий требует присутствия ученого, который делает техническую адаптацию и воспитывает кадровый резерв, который со временем впитывает новые идеи. Присутствие же ученого, обладающего необходимыми вам навыками и опытом, возможно лишь в атмосфере научного сотрудничества, предполагающего взаимное доверие, а не слежку или заочное подозрение.

Заглавное фото: Flickr

Читайте в нашем журнале

В России больше не действуют иностранные патенты? Как бы не так! Разбор эксперта

Как географические указания помогают развивать традиционную экономику

Вакцины против СOVID-19: какие есть и как работают

Андрей Сорокин, редактор журнала
Онлайн Патент
#Фарма
Спасибо! Мы перезвоним вам в ближайшее время!