Разбор поездок. Что случилось с «Яндекс.Такси» в Казахстане

#Суды и патентные споры
АА
Алина Акиншина, CEO onlinepatent.ru


Несколько дней назад в новостях прогремело – «Яндекс.Такси заблокировано в Казахстане». Причина – удовлетворение судом г. Алматы предъявленного к «Яндекс.Такси» иска о защите патентных прав на полезную модель «Автоматизированная система заказа такси». Правда, сразу же выяснилось, что сервис «Яндекс.Такси» на территории Республики Казахстан работает в штатном режиме и намерен работу продолжать. Пресс-служба компании сообщила, что Яндекс.Такси намерено обжаловать решение суда, пока еще не вступившее в законную силу.

Во многих источниках патентообладателя не преминули назвать «патентным троллем», а некоторые издания даже заподозрили, что «за G-Taxi могут стоять политические силы». Ведь, как прокомментировали в «Яндекс.Такси», патент описывает базовую функциональность практически любого онлайн-сервиса заказа такси: «Возникает вопрос, как можно было его [патент] зарегистрировать: решение должно быть новым на момент подачи патентной заявки. А G-Taxi подала свою заявку в 2015 году, хотя такие платформы уже были широко известны с 2000-х годов по всему миру».

Но, поскольку все новости содержали в основном декларативные заявления без ссылок на факты, а многие публикации так и вовсе пестрили фактическими ошибками – мы решили разобраться в вопросе со всей строгостью.

Начнем с сухих фактов

Патент Республики Казахстан на полезную модель № 1632 «Автоматизированная система заказа такси» был выдан Ким Надежде Радмировне примерно пять лет тому назад, 31 августа 2016 г. Заявка на выдачу патента на полезную модель была ею подана в Национальный институт интеллектуальной собственности Республики Казахстан восемью месяцами ранее, 21 декабря 2015 г.

Формула полезной модели по патенту № 1632 содержит один независимый пункт, изложенный следующим образом: «Автоматизированная система заказа такси, содержащая сервер, сайт, устройство спутниковой навигации, отличающаяся тем, что в качестве устройства спутниковой навигации используют трекер, и она дополнительно содержит мобильное приложение поиска и заказа такси пользователями, и мобильное приложение принятия и обработки заказа водителями такси». 

В 2018 г. между патентообладателем, Ким Надеждой Радмировной, и Товариществом с ограниченной ответственностью «G-Taxi» (руководитель – Ким Леонид Радмирович) был заключен договор о предоставлении исключительной лицензии в отношении патента на полезную модель № 1632. Договор был зарегистрирован в Государственном реестре полезных моделей Республики Казахстан 02 мая 2018 г. Позднее, 13 января 2021 г., состоялась регистрация в Государственном реестре дополнительного соглашения к указанному лицензионному договору, заключенного сторонами 05 января 2021 г. В соответствии с дополнительным соглашением Лицензиату, ТОО «G-Taxi», было предоставлено право самостоятельно защищать права на полезную модель по патенту № 1632, принимать участие в любом разбирательстве со всеми процессуальными правами истца, заявителя в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

11 января 2021 г. ТОО «G-Taxi» обратилось в Специализированный межрайонный экономический суд города Алматы с иском к компании с ограниченной ответственностью «Яндекс.Такси Б.В.». Исковые требования основывались на том, что ответчик, «Яндекс.Такси Б.В.», оказывает и вводит в гражданский оборот на территории Республики Казахстан информационную услугу с использованием полезной модели по патенту № 1632. 18 января 2021 г. исковое заявление было принято к производству с возбуждением гражданского дела № 7527-21-00-2/447.

По итогам рассмотрения в первой инстанции, Специализированный межрайонный экономический суд города Алматы 19 мая 2021 г. вынес решение о частичном удовлетворении исковых требований ТОО «G-Taxi». Подтверждающий pdf-файл официальной публикации можно скачать тут. А вот полный список требований, которые были удовлетворены.

Решение было опубликовано 26 мая 2021 г., не вступило в законную силу и может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским судам Алматинского городского суда в течение одного месяца со дня вынесения решения в окончательной форме.

Такова фабула и фактические вводные, находящие подтверждение в официальных публикациях. Попробуем теперь в объеме имеющихся у нас публичных данных рассмотреть ключевые вопросы, логично следующие из сложившейся ситуации: использует ли «Яндекс.Такси» полезную модель по патенту № 1632 и как вообще мог быть выдан такой патент на «совсем не новую» полезную модель.


Использует ли «Яндекс.Такси» полезную модель по патенту № 1632?

Порядок определения факта использования изобретений и полезных моделей определен в Патентном законе Республики Казахстан. В соответствии со статьей 11 Патентного закона, продукт признается содержащим охраняемую полезную модель, если продукт содержит каждый признак полезной модели, приведенный в независимом пункте формулы, или эквивалентный ему признак, известный в качестве такового в данной области техники на дату начала использования. Эта норма обеспечивает полезной модели более широкую правовую охрану, чем нормы российского законодательства, - как можно видеть, при установлении факта использования возможно использование теории эквивалентов.

Однако в рассматриваемой ситуации пока еще не идет речи о столь сложных и запутанных материях, как эквивалентность признаков. Из содержания решения Специализированного межрайонного экономического суда города Алматы можно предположить, что истец, ТОО «G-Taxi», строит свою позицию в части обоснования использования полезной модели ответчиком, «Яндекс.Такси Б.В.», в том числе на сведениях, содержащихся в Оферте на предоставление информационных услуг «Яндекс.Такси Б.В.». Далее цитата стр. 11-12 решения суда: «в пункте 7 своего отзыва на иск ответчик не отрицает использование, следовательно, принятие им оферты общества с ограниченной ответственностью «Яндекс.Такси» на предоставление информационных услуг, расположенной по интернет-ссылке https://yandex.kz/legal/taxi_offer/, об этом свидетельствует и заключенный с ним договор о предоставлении простой (неисключительной) лицензии и оказании услуг №88838/18 от 01 апреля 2018 года, а из их содержания очевидно, что в предлагаемых информационных услугах фигурируют все признаки полезной модели по Патенту, приведенные в независимом пункте его формулы».

Посмотрим, насколько из содержания Оферты можно усмотреть фактическое использование признаков полезной модели по патенту № 1632.

Полезная модель по патенту № 1632

Оферта на предоставление услуг Яндекс.Такси

Автоматизированная система заказа такси

По смыслу Оферты, автоматизированная система заказа перевозки пассажиров и багажа посредством легкового такси и/или иные транспортные услуги и/или услуги курьерской доставки, включает в себя три основных Сервиса:

- «Сервис Яндекс.Такси, Сервис Яндекс Go, Сервис»

- «Сервис для Перевозчиков»

- «Сервис для Водителей (Яндекс.Про, ранее Яндекс.Таксометр)»

Содержащая сервер

Сервер в системе имеется – как минимум, указание на это содержится в п. 2.2.8 Оферты:


«2.2.8 <Яндекс имеет право> Проводить профилактические работы на сервере, на котором расположен Сервис для Перевозчиков, Сервис для Водителей, по возможности в период с 18 часов вечера до 6 часов утра (время московское). Суммарное время недоступности каждого из сервисов, связанное с проведением профилактических работ, не должно превышать 64 часа в месяц».

Содержащая сайт

Сайт в системе тоже имеется – как гласит подпункт 7.1.1 пункта 7.1 Оферты:


«Акцепт Оферты и заключение Договора осуществляется путем совершения следующих действий … Нажатие на кнопку «Я ознакомился, согласен и полностью принимаю условия Оферты» (или аналогичной по смыслу) в Партнерском веб-интерфейсе или на сайте Яндекса по адресу: https://forms.yandex.ru/surveys/8664»

Содержащая устройство спутниковой навигации

Прямое указание на устройство спутниковой навигации в Оферте отсутствует, однако:


А) согласно п. 3.3.1 «Требования к Перевозчикам», «Перевозчик должен непрерывно передавать Сервису данные о местоположении (GPS-треки) Автомобилей и блокировать передачу заведомо ложных GPS-треков»;

Б) «Сервис для Перевозчиков» представляет собой «программно-аппаратный комплекс, … позволяющий осуществлять удаленное взаимодействие Перевозчиков с Водителями»

В) при этом «Сервис для Водителей» представляет собой «программу для мобильных устройств Яндекс.Про, предназначенную для автоматического получения и передачи Перевозчиком заказов на перевозку пассажиров и багажа легковым такси и/или иные транспортные услуги, позволяющий Перевозчику и Водителям взаимодействовать удаленно, обмениваясь данными с Сервисом»,

из чего в совокупности можно заключить, что передача Перевозчику GPS-треков осуществляется с использованием некоторых мобильных устройств Водителей, на которых установлена программа Яндекс.Про, а Перевозчик далее передает эти данные Яндексу.

В качестве устройства спутниковой навигации используют трекер (где трекер, по определению, представляет собой «устройство, предназначенное для записи координат маршрута движения с заданной периодичностью»)

Система дополнительно содержит мобильное приложение поиска и заказа такси пользователями

Система, безусловно, содержит соответствующее мобильное приложение:


«Сервис Яндекс.Такси, Сервис Яндекс Go, Сервис» - программно-аппаратный комплекс, позволяющий Пользователям размещать Запросы на услуги по перевозке пассажиров и багажа и/или иные транспортные услуги и/или услуги курьерской доставки, и осуществляющий автоматическую обработку и передачу Запросов Пользователей Перевозчику.

Система дополнительно содержит мобильное приложение принятия и обработки заказа водителями такси

Данное мобильное приложение система также содержит:


«Сервис для Водителей (Яндекс.Про, ранее Яндекс.Таксометр)» – сервис (программа для мобильных устройств Яндекс.Про), предназначенный для автоматического получения и передачи Перевозчиком заказов на перевозку пассажиров и багажа легковым такси и/или иные транспортные услуги, позволяющий Перевозчику и Водителям взаимодействовать удаленно, обмениваясь данными с Сервисом, а также предоставляющий Перевозчику другие функциональные возможности, полное описание которых приведено в руководстве по использованию Сервиса для Водителей.


Наличие возможностей по «принятию» и «обработке» заказа подтверждается, в частности, п. 3.2.3 и п. 3.3.3 Оферты:


3.2.3. Действия Перевозчика при получении Уведомления: Перевозчик уведомляет Водителей о полученном Уведомлении; … В случае готовности Водителя выполнить Запрос в соответствии с указанными в Уведомлении условиями Перевозчик сообщает об этом Яндексу.


3.3.3. … В целях обеспечения безопасности движения при оказании Пользователю услуг по перевозке и иных услуг Водителю рекомендуется использовать не более одного технического устройства, позволяющего принимать заказы. В случае получения Яндексом или Перевозчиком неоднократных жалоб от Пользователей, связанных с нарушением настоящей рекомендации, Яндекс вправе принять в отношении Перевозчика меры, указанные в п. 3.4. настоящего документа.


… Запрещается автоматическая передача программным обеспечением Водителя статуса ‘driving’ (выехал на заказ). Передача данного статуса разрешена только вручную Водителем в момент, когда он фактически выехал для оказания услуг по Запросу.

Безусловно, одной Оферты вряд ли было бы достаточно, хотя и ее анализ в определенной степени позволяет усмотреть возможность использования всех признаков полезной модели по патенту № 1632 в реальной автоматизированной системе заказа такси, используемой компанией «Яндекс.Такси Б.В.». Поэтому непосредственно в решении суда мы видим также, что для подтверждения факта использования полезной модели истец опирается на «описание работы сервиса «Яндекс.Такси» и заключение специалиста Покусова В.В. от 05 января 2021 года».

Если же анализ немного упрощать и приводить к российским реалиям (сервисами Яндекс.Такси на территории Республики Казахстан автор статьи не пользовался, поэтому утверждать что-либо определенное затруднится), то, конечно, можно видеть, что обычный процесс взаимодействия с Яндекс.Такси пользователя безусловно предусматривает использование мобильного приложения поиска и заказа такси пользователями, при этом водитель, подъехавший по заказу, на ваших глазах нажимает кнопку начала исполнения заказа на своем смартфоне, с установленным мобильным приложением принятия и обработки заказа водителями такси. Местоположение автомобилей определяется, очевидно, не случайным образом, а с использование спутниковых координат, передаваемых мобильным устройством водителя (содержащим встроенный трекер). А как все это могло бы функционировать без сервера и сайта, сказать в принципе сложно.

Однако, если все так очевидно, и полезная модель действительно описывает сервис онлайн-заказа такси в его весьма общем виде – то как вообще мог быть выдан такой патент? Ведь и само «Яндекс.Такси» посредством своей пресс-службы транслирует основной публичный тезис, сводящийся к тому, что: «Возникает вопрос, как можно было его [патент] зарегистрировать: решение должно быть новым на момент подачи патентной заявки. А G-Taxi подала свою заявку в 2015 году, хотя такие платформы уже были широко известны с 2000-х годов по всему миру». Попробуем разобраться.


Как вообще мог быть выдан патент на «совсем не новую» полезную модель?

Итак, если читать публичные тезисы «Яндекс.Такси» дословно, то получается, что Национальный институт интеллектуальной собственности Республики Казахстан допустил выдачу патента в отношении технического решения, не соответствующего условиям патентоспособности полезной модели.

Возможна ли такая ситуация – выдача патента в отношении решения, которое не соответствует условиям патентоспособности, – в принципе? Да, конечно, возможна, в любой экспертизе возможны ошибки. Для разрешения таких ситуаций во всех национальных патентных системах предусмотрена процедура оспаривания правовой охраны, предоставленной полезной модели (или изобретению). В соответствии со ст. 29 Патентного закона Республики Казахстан, «охранный документ в течение всего срока действия может быть оспорен и признан недействительным полностью или частично по возражению против его выдачи в случаях … несоответствия охраняемого объекта промышленной собственности условиям патентоспособности».

В случае, если подобное оспаривание увенчается успехом – патент будет аннулирован со дня подачи заявки на патент. То есть, охранный документ как будто исчезает, как если бы его и не существовало вовсе; решение о выдаче патента подлежит отмене, а запись о полезной модели в соответствующем государственном реестре – аннулированию. Однако до тех пор, пока патент не оспорен – патент действует, а в утверждениях, которые ставят этот факт под сомнение, стоит разобраться внимательнее.

В соответствии с редакцией Патентного закона Республики Казахстан, действовавшей по состоянию на дату подачи заявки на выдачу патента № 1632, «полезной модели предоставляется правовая охрана, если она является новой и промышленно применимой». При этом «полезная модель является новой, если совокупность ее существенных признаков неизвестна из сведений об уровне техники».

Здесь мы сталкиваемся, наверное, с одной из самых любопытных особенностей полезных моделей (utility models) как объектов патентного права. Дело в том, что новизна полезных моделей в разных странах (и в разные периоды времени) может оцениваться совершенно по-разному, в соответствии с разными подходами к определению объема сведений, входящих в уровень техники. Степень новизны, требуемая для выдачи патента на полезную модель, может, в частности, соответствовать:

  • привычному нам уровню мировой новизны: когда препятствием для выдачи патента являются любые сведения, ставшие известными в мире до даты приоритета полезной модели, то есть, для рассматриваемой полезной модели по патенту № 1632, до 21 декабря 2015 г.;
  • локальному уровню новизны: когда сведения, используемые для оценки соответствия полезной модели требованию новизны, в той или иной мере ограничены сведениями, которые стали известны на локальном уровне (например, на уровне страны или региона).

Один из наиболее «локальных» подходов к определению степени новизны, достаточной для выдачи патента на полезную модель, используется, например, Африканской организацией по интеллектуальной собственности (OAPI). В соответствии с указанным подходом, чтобы опорочить новизну полезной модели, сведения о ней должны быть опубликованы либо раскрыты путем открытого применения полезной модели (например, продажи изделия) на территории одной из стран-участниц OAPI: «Novelty is territorial so that an application would fail only if the implement or object had already been publicly used or disclosed in print in the territory of a member».

Несколько более жесткий подход к определению новизны содержался до 2008 г. в патентном законодательстве Китая, позволявшем получить полезную модель в случае, если сведения о ней не были опубликованы и применения такой полезной модели не имело места на территории Китая. Однако и он допускал многое – проще говоря, можно было смело ехать куда-нибудь в США, покупать изделие, свободно там продающееся, описывать его в форме заявки на выдачу патента, подавать ее в китайское патентное ведомство – и получать охранный документ (в том случае, конечно, если изделие это не продавалось на территории КНР, а описание этого изделия не было опубликовано, в полном объеме признаков, в составе патентного или непатентного документа).

Во многом благодаря этому в период с 1994 по 2003 г. Китай пережил взрывной рост количества заявок на полезные модели. Среди 1,5 млн патентных заявок, поданных за этот период, более 40% составляли именно заявки на полезные модели, практически в полном объеме поданные местными, китайскими заявителями. При этом многие эксперты утверждали, что данные полезные модели служат не только целям защиты законных прав и интересов малых предприятий, осуществляющих инкрементальные инновации, но и используются недобросовестно, в целях фактического шантажа иностранных производителей при выводе зарубежных товаров на китайский рынок.

Теперь заглянем в Патентный закон Республики Казахстан, действовавший по состоянию на дату подачи интересующей нас заявки в отношении «Автоматизированной системы заказа такси». В соответствии с п. 1 ст. 7 «Условия патентоспособности полезной модели», «Сведения об уровне техники включают ставшие общедоступными до даты приоритета полезной модели опубликованные в мире сведения о средствах того же назначения, что и заявленная полезная модель, сведения об их применении в Республике Казахстан, а также при условии их более раннего приоритета поданные в Республике Казахстан заявки на полезные модели и изобретения (кроме отозванных) и запатентованные в Республике Казахстан полезные модели и изобретения того же назначения».

Волшебная фраза прозвучала – при оценке новизны полезной модели имеют значение только опубликованные источники информации либо подтвержденный факт применения аналогичной системы на территории Республики Казахстан до даты приоритета полезной модели. То есть, тот факт, что «такие платформы уже были широко известны с 2000-х годов по всему миру», в контексте соответствия полезной модели условиям патентоспособности, предъявляемым патентным законодательством Казахстана – вообще не имеет никакого значения. 

Аналогичные положения законодательства в отношении полезных моделей действовали и на территории Российской Федерации вплоть до сентября 2014 г. Любопытно отметить, что единственным источником информации, цитированном в отчете о поиске патентного ведомства в отношении полезной модели по патенту Республики Казахстан № 1632, приведенным в публикации патента, является как раз-таки российская полезная модель по патенту № 102129, описывающая тоже, вроде бы, довольно-таки понятную систему визуального заказа такси на сайте компании-перевозчика.

Подведем итоги – что же будет дальше?

Исходя из общих соображений здравого смысла и имеющихся в общем доступе материалов, следует полагать, что опровергнуть факт использования полезной модели по патенту № 1632 в автоматизированных системах «Яндекс.Такси Б.В.» будет затруднительно. Безусловно, невозможно утверждать это с абсолютной степенью уверенности, поскольку истцом могут быть допущены любого рода ошибки и неточности на стадии сбора доказательной базы, и итоговое суждение по данному вопросу будет вынесено судом. Однако, как отмечает и пресс-служба самого «Яндекс.Такси», патент № 1632 действительно описывает базовую функциональность практически любого онлайн-сервиса заказа такси.

Намного интереснее вопрос о том, что же будет с самим патентом № 1632 и будет ли «Яндекс.Такси Б.В.» инициировать процесс по его аннулированию. А если будет – то удастся ли подтвердить, что системы онлайн-заказа такси через мобильное приложение, в полной мере соответствующие формуле полезной модели, были распространены на территории Казахстана до декабря 2015 г. Либо, как вариант, что такие системы были охарактеризованы в опубликованных источниках информации – например, патентах на изобретения или точно датированных описаниях сервисов такси, относящихся к тому периоду времени.

В более общем смысле, разыгравшаяся локальная патентная война напоминает всем российским компаниям о том, что правовые режимы многих стран бывшего СССР все еще предусматривают локальную новизну для полезных моделей (как и многие другие интересные для российских предприятий развивающиеся рынки, включая Африку, Турцию, многие страны Азиатско-Тихоокеанского региона). Очевидно, что в целях защиты интересов крупных технологических компаний в рамках экспансии на такие рынки необходима реализация проактивной патентной стратегии, направленной на упреждение патентных споров с локальными игроками – как осуществляющими добросовестную предпринимательскую деятельность, так и сознательно выбравших стезю патентного пиратства.

Заглавное фото: Flickr

Читайте в нашем журнале: 

COVID-19 и патенты: что изменилось в 2020 году

Какую роль сыграли патенты в японском экономическом чуде

Как корпорация IBM стала «крестным отцом» интеллектуальной собственности в США

Алина Акиншина, CEO onlinepatent.ru
Онлайн Патент
#Суды и патентные споры
Спасибо! Мы перезвоним вам в ближайшее время!