Право на код: как защитить права компании от возможных претензий создателя софта

#Технологии
ИК
Ирина Кондратьева

Вопрос об авторском праве на код – одна из актуальных проблем в сфере интеллектуальной собственности. Часто компании приводят в суд более банальные промахи: неправильное оформление прав на программное обеспечение и невнимание к вопросу ИС в этой сфере. Спектр возможных проблем широк  — от исков и крупных выплат до корпоративных конфликтов и закрытия из-за потери ПО, которое могло быть главным активом фирмы. Разбираемся, о чем нужно помнить бизнесу, чтобы разработчик не ушел из него вместе с созданным продуктом, который, как предполагал работодатель, тот создавал за зарплату.

Право под вопросом

В начале апреля 2021 года суд в США вынес решение по спору между двумя технологическими гигантами  — Google и Oracle. В центре внимания в деле, уже названном «эпохальным», оказался вопрос: можно ли свободно использовать язык программирования Java в устройствах на Android. Спор касался возможности защиты авторских прав на API  — часть программного кода. Решение в пользу Google, настаивавшей, что авторство на API невозможно, сэкономило компании около $9 млрд, которые при ином исходе ушли бы на выплаты конкуренту. Программистам оно позволило создавать продукт с использованием наработок, уже существующих в открытом доступе. Тем не менее, в особом мнении по спору вокруг скопированных 11500 строчек кода судья Томас, оказавшийся в меньшинстве (6:2), указал: "Суд напрасно обходит вниманием ключевой вопрос, на который следует ответить: защищен ли код авторским правом. Я придерживаюсь того, что да. Код занимает уникальное место в ряду объектов интеллектуальной собственности». (цитата по AFP). 

Это хотя и самое громкое, но только одно из многих разбирательств вокруг компьютерных кодов и программ. Часто угрозы крупных выплат для бизнеса провоцируют судебные баталии с собственными разработчиками. Классический сценарий реализации бизнес-риска, связанного с разработкой – программист уволился из компании, «забрав» с собой разработки. Спустя некоторое время аналогичные проекты появились у его нового работодателя или в рамках собственной фирмы.

Ущерб может исчисляться миллионами долларов. Так, в $750 млн оценил Rambler ущерб от действий бывших IT-специалистов компании, которых фирма обвинила в нарушении исключительного права на Nginx, технологии, используемой для балансирования нагрузки на сайты при взаимодействии с пользователем. Программисты создали технологию, пока работали в Rambler, но параллельно зарегистрировали права на коммерческие продукты на ее основе в США. Одним из вопросов в деле было то, занимался ли разработчик технологией по своей инициативе в свободное время, или же работа велась в рамках служебного задания. 

Теоретически,  если бы Rambler более грамотно подошел к  оформлению прав на объекты интеллектуальной собственности (ИС), спора, который имеет все шансы стать одним из самых затратных в этой сфере, могло бы и вовсе не быть. Но на деле даже крупные технологические корпорации   не всегда хорошо осведомлены, какие продукты ИС создают их сотрудники.

Есть ряд правил, которые если не гарантируют компании безопасность в подобных вопросах, то хотя бы повышают шансы на успех, если дело все-таки доходит до споров и разбирательств. Главное из них — соблюдение формальных процедур всеми сторонами.

Разработка как проблема

Разработанная айтишником программа, также как, например, текст, музыка или видео — это служебное произведение. Исключительное право на него остается за компанией-работодателем. Однако в этом случае возникает вопрос выплаты автору произведения материального вознаграждения. Согласно ст. 1295 ГК РФ в течение трех лет с даты предоставления произведения работодатель должен произвести одно из следующих действий: начать использование произведения, передать права третьим лицам или сообщить автору о сохранении произведения в тайне. Если одно из этих условий выполняется, то у автора возникает право на вознаграждение. Его размер определяется исключительно соглашением между сторонами — договором, заключаемым между работником и работодателем. При этом необходимо согласовать размер, условия и порядок его выплаты; простого указания на то, что вознаграждение входит в состав зарплаты, недостаточно - на это указал Верховный суд в Определении № 78-КГ20-1 по делу между инженером-технологом и его работодателем ООО «НТЦ тонкоплёночных технологий в энергетике».

Какой должна быть минимальная сумма, закон не указывает. Важно, что даже при отчуждении прав в пользу работодателя обязанность по выплате вознаграждения сохраняется.

Поводы для спора

Вознаграждение и право на использование произведения — частое поле для споров авторами служебных произведений и иных объектов ИС. Суды принимают решение не в пользу работодателя в случаях, когда у последнего не оказывается нужных документов, подтверждающих, что создание кода действительно входило в трудовые обязанности работника. Например, проблемой может стать полное отсутствие в компании документов, регулирующих создание служебных произведений. Хотя творческие люди и не любят заполнять бумаги, есть обязательный список документов, которые нужны фирме, чтобы подстраховаться от неожиданностей. Они точно понадобятся, если дело дойдет до суда. Ведь доказывать то, что программист написал код в рамках исполнения своих трудовых обязанностей, руководствуясь, к примеру, техническим заданием, полученным от работодателя, придется именно работодателю, а не сотруднику. Помочь сможет только грамотное документирование рабочего процесса.

Не всё так однозначно

На практике возникают и менее очевидные ситуации.

Так, сотрудник может прийти в компанию уже с рядом наработок. Чтобы не попасть впросак позже,  — например, когда результаты труда нового разработчика станут основой дорогого ПО, и он захочет уйти вместе с программой, — компании необходимо заранее уточнить ряд моментов. 

В первую очередь, это детали оформления трудовых отношений. Сначала работодатель должен убедиться, что прежние программы не являются служебными произведениями и исключительные права на них принадлежат автору, а не его прежнему работодателю, и только потом уже заключать договоры отчуждения этих прав с автором (с выплатой вознаграждения). После этого ПО при необходимости оформляется как служебное произведение.

Компании часто отдают разработку на аутсорс. В этом случае созданием ПО может заниматься фрилансер. 

Одна из мер защиты — регистрация прав на созданное ПО, например, в Роспатенте. Зачастую это единственный способ узаконить права на софт. Само свидетельство дает правообладателю право пресекать незаконное использование охраняемого ПО, но не является панацеей: нарушение прав на практике очень трудно отследить. Необходимо доказать, что использованный в предполагаемом незаконном ПО код или его часть и код или часть кода программы, на которую получено свидетельство, совпадают.

Другая мера защиты — режим коммерческой тайны или соглашения о неразглашении. При грамотно составленных документах, по которым разработчик обязуется возместить работодателю ущерб от раскрытия конфиденциальной информации, проблем с раскрытием не возникает.

Тем не менее, эти меры не дают гарантии защиты. Поэтому подходить к вопросу лучше комплексно.

Читайте в нашем журнале: 

COVID-19 и патенты: что изменилось в 2020 году

Какую роль сыграли патенты в японском экономическом чуде

Как корпорация IBM стала «крестным отцом» интеллектуальной собственности в США

Ирина Кондратьева
Онлайн Патент
#Технологии
Спасибо! Мы перезвоним вам в ближайшее время!